Слово и Дело

Официальный сайт Общественного объединения СЛОВО И ДЕЛО
Нет ничего сильнее идеи, время которой пришло
(Виктор Гюго)
ГКО. Дефолт 1998 года. Как это было.

Так уж исторически сложилось, что главным аферистом у нас всегда выступало государство.

Статья будет интересна тем, кто что-либо слышал про ГКО (государственные краткосрочные облигации) и про дефолт 1998 года, однако не представляет, что же произошло на самом деле в августе 1998 года.

Интерес к прошлому подогревает тот факт, что и в настоящее время правительством опять планируется выпуск ГКО. Чтобы не наступать дважды на одни и те же грабли и не повторять ошибок, общественное объединение «Слово и Дело» предлагает вспомнить недалекое прошлое…

Итак, выпуск государственных краткосрочных облигаций (ГКО) российское правительство начало осуществлять в 1993 году. Срок обращения облигаций – 3, 6 и 12 месяцев.

Если сказать по-простому - коммерческий банк, организация или частное лицо, покупая государственные облигации, получает от Министерства финансов и Банка России гарантии возврата в положенный срок своих вложенных денег, естественно, с причитающимися процентами. Если быть более точными, то Банк России продавал облигации существенно ниже номинала, а Минфин позднее выкупал их по номиналу.

Прибыльность подобных ценных бумаг объясняется большими процентами и короткими сроками оборота вложенных денег. Доход по ним составлял 30-50 процентов, а порой достигал 250 процентов.

Кстати, многие путают краткосрочные облигации и казначейские обязательства (это тоже разновидность государственных ценных бумаг). Аббревиатура у тех и тех совпадает - ГКО, в связи с чем у людей только усиливается непонимание ситуации, когда они пытаются в чем-то самостоятельно разобраться. В связи с этим на различных форумах люди спорят совершенно о разных вещах. 

В нашей статье мы ведем речь именно о государственных краткосрочных облигациях (ГКО). 

Рынок ГКО с самого начала создавался как взаимовыгодный инструмент сотрудничества государства с частными инвесторами. Но в итоге получилось то, что получилось.

 

Стратеги новой экономической формации

В начале 90-х гг 20 века «придворными» ельцинскими экономистами страна была прочно подсажена на наркотическую иглу регулярных займов Международного валютного фонда.

В подобных условиях выпуск государственных облигаций под большие проценты в целях оживления российской экономики были ничем иным, как очевидными авантюрами или намеренным вредительством.

 Дело в том, что позволить себе широкомасштабный выпуск ГКО могут только государства с энергично растущей экономикой. В таких странах валовый внутренний продукт (ВВП) растет быстрее, чем проценты по долгу, что позволяет без ущерба рассчитаться по долгам.

Выпуск ГКО при стагнации экономики - примерно то же самое, когда человек приходит в банк или в магазин, набирает кредитов на крупную сумму, заранее зная, что расплачиваться ему будет нечем.

За каждый привлеченный доллар России приходилось отдавать четыре.

По некоторым данным, куш, который достался небольшой группе господ, сопоставим с размером всех кредитов, которые в виде помощи закачал в нашу экономику Международный Валютный Фонд.

Но кто же они, эти стратеги-жулики?

Забегая вперед, скажем, что попытки найти виновных в афере с ГКО не увенчались успехом - инициировавший проверку генеральный прокурор Скуратов (фигура, прямо скажем, неоднозначная) вскоре после этого был отправлен в отставку.

Аналогично Евгений Примаков, заявивший о необходимости привлечь виновных к ответственности и предать факты о ГКО огласке, тоже после этого сразу был отправлен в отставку.

 

ГКО - кормушка только для «своих»

На первых порах, когда операции с ГКО приносили покупателям астрономические прибыли, чужаки на этот рынок практически не допускались. Система строилась по принципу узкокорпоративного бизнеса, в котором самые жирные куски достаются только своим, а чужакам перепадают лишь жалкие объедки. Естественно, это не афишировалось.

На практике перед «людьми с улицы» были выстроены непреодолимые барьеры.

Приобрести пакет облигаций можно было на аукционе, но для этого требовалась очень солидная сумма. Кроме того, не является секретом, как в начале 1990-х годов определялся победитель в аукционах по приватизации государственных предприятий. Несложно догадаться, что результаты торгов по ГКО также заранее определялись в высоких кабинетах.

Особенно строгие оградительные меры были приняты против иностранных банков с их значительными финансовыми ресурсами.

Если бы ГКО с самого начала были доступны иностранцам, эти ценные бумаги не были бы столь выгодны для наших жуликов. Западных покупателей на этот рынок запустили только тогда, когда система уже пошла в разнос и надо было как-то отсрочить неминуемый взрыв, но об этом — чуть позже.

 Итак, государство в лице Министерства финансов и при активном участии Центробанка брало взаймы крупные суммы в десятки миллиардов рублей только у «родных» уполномоченных банков. Уполномоченные банки быстро обрастали «клиентами» (более мелкими провинциальными банками, различными родственными фондами и фирмами), которые только через покровительствующие им финансовые учреждения могли тоже заполучить желанный кусочек.

Все происходило очень быстро и четко. Закупленный банкирами оптом пакет ГКО по финансовым меркам «отбивался» практически мгновенно — уже через три месяца — максимум год.

А проценты были сказочно высоки! Порой доход доходил до немыслимых 250%. Понятно, что попасть в число уполномоченных банк мог только по блату или за огромную взятку.

Кто же откажется дать в долг государству под гарантированный возврат сумму, увеличив капитал на треть за три месяца!!! В лучшие годы владельцы ГКО могли удвоить свой капитал в иностранной валюте за 4 месяца.

Для расчета с держателями облигаций государство выпускало все новые и новые порции ГКО. Это была классическая финансовая пирамида, которую строило государство.

Доступ к постоянной халяве так развратил уполномоченные банки, что они фактически не занимались общепринятой в мире банковской практикой, то есть не выдавали кредиты, не старались привлечь массовых вкладчиков. Зачем размениваться на пустяки, если есть возможность быстро прокручивать миллиарды и участвовать в дележе государственной собственности.

В результате государство от использования ГКО получило прямо противоположный эффект - вместо того, чтобы финансировать развитие экономики, рынок ГКО,
наоборот, вытягивал, словно пылесос, денежные средства из промышленного сектора, обескровливая его. Директора, не заботясь о нуждах своих предприятий, об их перспективах, направляли все средства на рынок ценных бумаг для сверхвыгодной «прокрутки».

Итог подобной банковской практики мы наблюдаем до сих пор - развития банковской системы как таковой не осуществлялось, многие банки открывались только для «отмывания» денег.

Для получения статуса официального дилера коммерческие банки заключали договор с Центробанком Российской Федерации на выполнение функций по обслуживанию операций с ГКО. Это было невозможно без участия своего покровителя - человека во власти.

Получив такое право, бизнесмен в считанные месяцы забивал до отказа хранилище своего финансового учреждения. Естественно, что количество уполномоченных банков было невелико. Например, в 1993 году их было только 25.

Превратившись из простого банка в уполномоченный, осчастливленная таким образом коммерческая структура обязательно возвращала своему благодетелю долг в денежно-натуральном или ином виде. Нередко в качестве такой благодарности в Совет директоров или Правление процветающего на ниве ГКО банка вводились родственники чиновника из Минфина, или Центробанка, или из Администрации президента.

Одним словом, свои своих не забывали.

Сотрудниками Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг был составлен список из 780 чиновников федерального и регионального уровней, которые активно играли на рынке ГКО. А ведь госслужащие по закону не имеют права вести финансовую деятельность.

В частности, тот же Чубайс не остался в стороне.

При расследовании, проведенном «Новой газетой» по поводу сверхвысоких
доходов вице-премьера Анатолия Чубайса в 1996 году, была обнаружена весьма простая схема обогащения «ВИП-персон».

В начале 1996 года Чубайс получил от банка «СБС-АГРО» беспроцентный кредит в миллион долларов, на которые банк, по поручению Чубайса, приобрел несколько облигаций ГКО. Через три месяца облигации были погашены, и кредит банку возвращен. У Чубайса, однако, осталась прибыль в 1 млрд 700 млн неденоминированных рублей.

Через некоторое время, правда, банк «СБС-АГРО» благополучно закрылся, так что все концы в воду….

 

Народ ни о чем не подозревал

Пострадавшее от ГКО население страны даже не подозревало о том, что помимо своей воли вовлечено в грандиозную аферу.

Все дело в том, что единственным серьезным источником, из которого можно было черпать средства на обслуживание ГКО, являлся федеральный бюджет, пополняемый налогами.

Поэтому каждый из нас, кто в девяностые годы что-то покупал, платя при этом обязательный налог на добавленную стоимость (НДС), каждый ценитель спиртного, вынужденный оплачивать акцизный сбор, каждый предприниматель, честно платящий налоги, «каждый челнок», каждый автолюбитель, каждый служащий и рабочий - короче, все мы, сами того не ведая, строили горстке махинаторов их дворцы, покупали им личные самолеты и бриллианты для их любовниц, ставили им золотые унитазы, вставляли платиновые зубы их собакам, заказывали им прилет западной звезды на вечеринку за полтора миллиона долларов.

А в это же самое время государство, ссылаясь на объективные причины, подолгу месяцев задерживало выплату зарплат врачам, учителям, военным, пенсии старикам; прекращало финансирование больниц, детских садов, музеев и научных институтов. Осуществлялся развал страны.

И это при том, что за пятилетний срок действия ГКО государственные финансовые структуры ни разу (до 17 августа 1998 года) не задержали выплаты дивидендов по данным ценным бумагам!

 

Допуск чужаков на рынок ГКО

У зеков есть понятие - «корова» или «консервы». Когда в побег берется ничего не подозревающий простак - только затем, чтобы быть съеденным в голодное время.

Пока покупка ГКО была сверхприбыльным делом, рядовые инвесторы могли только издали наблюдать за пиршеством небожителей и облизываться. Но наступило время, когда необходимо было как-то скрыть или хотя отсрочить надвигающееся банкротство всей финансовой системы страны.

К 1995 году стало не хватать доходов от выпуска новых облигаций в прежнем объеме для расчета по старым.

Теперь Минфин уже не мог себе позволить брезговать инвесторами «с улицы», в том числе иностранцами, жаждущими обогатиться на российском «экономическом чуде».

Приглашение на рынок ГКО новых игроков было гибельным решением для приглашенных на казнь - они изначально рассматривались организаторами данной легальной пирамиды в качестве расходного материала, которым не жалко будет пожертвовать. Конечно, не все, а лишь клиенты попроще… Один из западных финансистов с удивлением говорил своим коллегам: «Мне кажется, что русские просто дарят мне миллионы долларов».

Но зато приход новых инвесторов помог властной верхушке отсрочить неизбежный крах и решить свои текущие проблемы.

 В 1996 году в экономику России было привлечено 2 миллиарда долларов, успешно проведена в интересах существующей элиты кампания по переизбранию на новый президентский срок Бориса Ельцина (кстати, накануне выборов были срочно ликвидированы задолженности перед населением по зарплатам и пенсиям).

У нас всегда перед выборами что-то шевелиться начинает?

На какое-то время удалось сохранить курс доллара в рамках разрекламированного Центробанком валютного коридора.

Пока новые наивные игроки рынка ГКО с энтузиазмом приобщались к «благам цивилизованного рынка», другие под шумок тихо выводили свои капиталы из-под удара.

 

Прикрытие из СМИ

Информационное обеспечение аферы с ГКО было прекрасным - это на самом деле было четко спланированной грамотной а к ц и е й.

Отдельная правдивая информация, просачивающаяся в СМИ, носила разрозненный и бессистемный характер. Телевидение не допускало к эфиру компетентных экономистов, предупреждавших о надвигающемся крахе пирамиды ГКО. Иногда их поднимали на смех.

Зато ведущие телеканалы регулярно предоставляли эфир записным пропагандистам и проводникам «новой экономической политики», которые неустанно повторяли народу, что брать деньги в долг у банкиров— это нормальная общемировая практика, которая в конечном итоге поможет государству оживить производство, поднять людям зарплаты и пр.

 

Начало конца аферы с ГКО

К лету 1998 года механизм ГКО набрал бешеные обороты и высасывал из страны последние соки. Достаточно сказать, что ежемесячные выплаты по данному виду ценных бумаг в мае — июле 1998 года составляли 20–35 миллиардов рублей. И это при том, что за эти же месяцы налоговые сборы не превышали 20 миллиардов рублей!

Непосредственно перед кризисом августа 1998 года объем рынка ГКО достиг более 900 миллиардов рублей. Доллар перед дефолтом стоил 6,2 рубля, если кто помнит, а после него взлетел до 16 рублей.

Налоговое ведомство силовыми методами выбивало из населения средства только для того, чтобы сразу бросить их в печь ГКО. Туда же правительство было вынуждено направлять средства из неприкосновенного золотого запаса страны, иностранные кредиты, прибыль от продажи новых выпусков ГКО.

Государственный долг раздувался на глазах. Выплаты по ГКО вдвое превысили доходы страны.

При этом прежние игроки всеми правдами и неправдами старались уклониться от дальнейшего участия в ставшей опасной афере.

 Не совсем ясно, какие события спровоцировали панику среди держателей ГКО. Скорее всего, лавина была обрушена заявлениями руководства ЦБ о временном сокращении выплат по гособлигациям и удлинении срока возврата денег инвесторам. О крахе рынка ГКО предупреждали и некоторые западные экономисты.

Бегство с того рынка возглавили российские банки, за ними последовали иностранцы. Причем все призывы чиновников к отечественным банкирам «вести себя патриотично» уже не действовали на перепуганных бизнесменов, мечтающих только о том, чтобы спасти свои финансовые активы.

 

Подведение итогов

Пятилетний срок действия ГКО буквально разорил финансовую систему страны. За пять лет в федеральный бюджет таким образом удалось привлечь в совокупности 87,2 миллиарда рублей, или примерно 18,6 миллиарда долларов.

При этом на конец мая 1998 года сумма накопленного государственного долга по ГКО достигла примерно 440 миллиардов рублей, или 71,98 миллиарда долларов.

Таким образом, за каждый доллар, привлеченный в федеральный бюджет при помощи ГКО, Россия должна была заплатить инвесторам примерно 4 доллара.

В какой-то момент продолжение дальнейших операций по ГКО стало для государства смерти подобно. Правительству пришлось снижать выплаты по обязательствам краткосрочных облигаций.

 

Дефолт августа 1998 года

Развязка приближалась, а все главные лица страны покинули Москву. Президент Ельцин улетел на Валдай ловить рыбу. Глава Центробанка Дубинин и руководитель президентской администрации Чубайс уехали отдыхать за границу. Премьер Кириенко отправился с визитом в Пермь и Казань, заявив, что устойчивости рубля ничто не грозит.

В понедельник 17 августа 1998 года правительство и Центральный банк выступили с заявлением, суть которого сводилась к тому, что в интересах государства временно прекращаются выплаты по ГКО. Был объявлен дефолт (прекращение выплат) по облигациям ГКО на сумму около 40 миллиардов долларов. Криминальный механизм, шесть лет выкачивавший деньги из наших карманов, был наконец остановлен.

Диапазон заголовков в российской прессе был: от «Кто дал мальцу спички?» до «Мужество Кириенко».

Но законопослушные граждане от этого ничего не выиграли. Вся финансовая система страны была парализована: банки заморозили счета граждан и фирм; буквально в течение нескольких часов обвалился курс рубля; тут же взмыли цены на основные потребительские товары.

Миллионы людей в который раз за последние годы лишились своих сбережений; десятки тысяч порядочных предпринимателей были разорены; многие предприятия, только начинавшие подниматься после развала советской плановой экономической системы, были вновь опрокинуты в глубокий нокаут.

 

Заблаговременный вывод средств «своими»

Существуют документально подтвержденные данные, говорящие о том, что буквально накануне дефолта небольшая группа господ-товарищей, вовремя получив нужную информацию, подсуетилась «слить» государству свои активы ГКО по наивыгоднейшему курсу, получив напоследок очередные миллионы в обмен на уже ничего не стоящие бумажки.

Мощный сброс накануне дефолта некоторыми осведомленными игроками рынка ГКО своих активов в ценных бумагах привел к тому, что за две недели, предшествовавшие дефолту, а именно с 31 июля по 14 августа, золотовалютные резервы страны «похудели» сразу более чем на 3 миллиарда долларов.

Полученные от МВФ 4,781 млрд. долларов были истрачены всего за одну неделю. Кредит МВФ был использован для вывода из-под удара влиятельных российских игроков, которые сбрасывали крупные пакеты рублевых облигаций и тут же получали за них доллары по текущему курсу. Влиятельные иностранные игроки на рынке ГКО также получили возможность обменять рублевые облигации на долларовые и, таким образом, дефолт их не коснулся.

В то же время могучие уполномоченные банки, распухшие от ГКО-вских миллионов, сразу после кризиса заблокировали счета своих клиентов, а также деньги, предназначенные для перевода третьим лицам и организациям.

Банкиры во всем обвинили государство, якобы вероломно пустившее их по миру вместе со всем народом. На самом деле уворованные у клиентов деньги сразу были запущены в оборот на закупку валюты, покупку недвижимости и кредитование своих фирм

В результате такого трюка аферисты сумели еще раз отлично заработать на выплатах своим клиентам: оставили себе на «латание дыр, причиненных дефолтом» деньги, предназначенные пенсионным и страховым фондам, налоговые переводы и пр.

«Забастовка» крупных столичных банков породила цепную реакцию неплатежей во всей экономике; почти повсеместно была прекращена выплата зарплат, пенсий и социальных пособий; остановилось движение средств между предприятиями.

 Экономические отношения в стране вернулись к бартерному обмену.

 

Последствия кризиса 1998 года

В послекризисный период из российской экономики ушло порядка 5 миллиардов долларов, которые перестали работать в наших предприятиях и были вложены инвесторами в зарубежные компании. Государственный долг России вырос почти в три раза. В то же время резко сократились налоговые поступления в казну.

Под давлением общественного недовольства государство разрешает частным вкладчикам перевести свои сбережения из крупных коммерческих банков в полугосударственный Сбербанк (который, однако, тоже возвращать долги не торопился).

В итоге, те, кто все же решил перевести свои деньги в Сбербанк, после долгой бумажной волокиты и многомесячного ожидания к осени 1999 года все же получили свои больно «усохшие» сбережения. Поверившим же в обещания частных банков людям в результате либо выплатили какие-то копейки, больше похожие на милостыню, либо до сих пор кормят одними обещаниями.

 В результате финансового кризиса 1998 г. в России бедных стало значительно больше. Это означает, что этим людям денег не хватает даже на необходимую еду. Если летом 1998 г. имели доход ниже прожиточного минимума 47% населения страны, то год спустя (летом 1999 г.) их стало 56% в основном за счет «малообеспеченных» и «средних» слоев населения.

В конце февраля 1999 г. численность безработных достигла абсолютного максимума за весь период проведения реформ в 90-е годы: 10,4 млн чел.

Тем не менее от ГКО последующего дефолта пострадали не только миллионы россиян, но и крупные иностранные банки. На Западе данный маневр экономистов называют никак иначе, как крупнейшим мошенничеством в современной истории.

Нет, конечно же, часть чиновничьей верхушки сказочно обогатилась - и это, пожалуй, было главной целью организаторов.

Генеральный прокурор России Юрий Скуратов распорядился расследовать эту аферу. Его подчиненные провели выемку базы данных Межбанковской валютной биржи. Работа колоссальная — всего в реестре значилось 45 тысяч человек. Оказалось, что на рынке ГКО активно играли многие должностные лица. Скуратов назвал фамилии 780 крупных государственных чиновников. Среди них — первый вице-премьер правительства Анатолий Чубайс, вице-премьер Валерий Серов, министр иностранных дел Андрей Козырев (этот вкладывал в ГКО астрономические суммы), министр образования и науки Александр Тихонов, первый заместитель министра финансов Андрей Вавилов, заместитель председателя ЦБ Сергей Алексашенко. Не обошлось без Бориса Березовского и представителей Министерства обороны. В числе азартных игроков числились обе дочери президента Ельцина - Татьяна Дьяченко и Елена Окулова.

Именно кровной заинтересованностью государственных финансистов можно объяснить тот факт, что выпуск ГКО не был прекращен в декабре 1997 года, когда расходы на обслуживание предыдущих выпусков ГКО стали превышать доходы, получаемые от размещения на бирже новых ценных бумаг.

В начале февраля 1999 года генеральный прокурор России Скуратов был вынужден уйти в отставку. Его преемник расследование приостановил.

Премьер-министр Евгений Примаков пытался вскрыть истинные причины дефолта 1998 года. «Следует, не откладывая, открывать уголовные дела, — написал он на справке МВД. — Ущерб, нанесенный государству, огромен». Но, как только он пообещал выделить сто тысяч камер для лиц, замешанных в экономических преступлениях, убрали самого Примакова, а дело замяли.

Сама же пирамида ГКО вошла во все учебники экономической истории, как пример одной из величайших финансовых афер нового времени.

 

Общественное объединение «Слово и Дело» благодарит людей, имевших отношение к обнародованию фактов об афере с ГКО.

В статье использованы материалы из книг:

«Все великие аферы, мошенничества и финансовые пирамиды» (Кротков А.П.);

«100 великих афер» (И.А. Мусский);

а также безграничные просторы интернета и народная память.

Николая Носов. Цитата о покупке акций

Отдельно этой картинкой можно поделиться с друзьями в нашей группе "В Контакте" или в "Одноклассники".

Возможно, Вас заинтересуют следующие статьи:

"Денег в бюджете нет, а облигации США купим. Зачем?"

"Откуда берется быдло"

"Кому на Руси жить хорошо? Инвалидам - точно плохо"

"О грядущей большой приватизации-2016"

"Как Россия отдала Норвегии территории Баренцева моря"

"Народные облигации (ОФЗ-н)-2017. Лохотрон или пирамида?"

"Приватизация 2017 - 2019. Как продают Россию за бесценок"

"Как Горбачев отдал США 46,3 тыс. кв. км Берингова моря"

"Олигархов освободили от налогов"

"МММ - история финансовой пирамиды 90-х"

"Пирамида под названием биткоин, или Новый лохотрон"

"Что происходит сейчас с российской экономикой"

"Что происходит с экономикой, или Как власть ищет резервы"

"Ваучерная приватизация 90-х"

Будьте в курсе последних новостей!

Подписчиков всего: 2719