Слово и Дело

Официальный сайт Общественного объединения СЛОВО И ДЕЛО
Нет ничего сильнее идеи, время которой пришло
(Виктор Гюго)
О грядущей «большой» приватизации-2016

Как мы уже писали ранее в одной из наших статей - одним из источников пополнения бюджета правительство страны видит в приватизации госсобственности. Даже на основе открытой информации из СМИ эту грядущую приватизацию с полным правом можно назвать «странной» или «мутной».

Итак, государство прямо признает, что не в состоянии эффективно управлять своей собственностью. По результатам проверки госкомпаний и госкорпораций Счетной палатой в 2013-2015 гг выявлено огромное число нарушений. Госкомпании не перечисляют прибыль государству, не распределяют дивиденды между акционерами…

Многие удивятся, что госкомпании не перечисляют государству полученную чистую прибыль. Что самое интересное - и не должны в полном объеме… Например, доля государства в госкомпании - 70%. То есть вроде бы государство имеет полное право на 70% прибыли. Но это не так. Сейчас структуры с госучастием должны направлять на вознаграждение акционерам по общему правилу не менее 25% прибыли (реально о 25% государству приходится только мечтать). Если госкомпания получила прибыль 1 млн рублей, то только 25% из них идут акционерам. То есть 250 тыс. рублей. Из них 70% принадлежит государству. То есть государство получает 175 тыс. рублей от прибыли 1 млн руб.

Но даже и эти нормы госкомпаниями не выполняются. Откуда же в бюджете деньги будут?

Вместо того, чтобы реально поработать над сокращением зарплат топ-менеджеров, оптимизацией расходов, наведением порядка в учете и отчетности госкомпаний и госкорпораций, правительство предпочитает получить разовый кусок для затыкания дыры в бюджете, а дальше… А дальше посмотрим.

Становится очевидным, что эффективно управлять госкомпаниями высокооплачиваемые «эффективные менеджеры» просто не могут. Откуда у Роснефти в 2015 году было 54,3 млрд долларов США общего долга? Это примерно четвертая-пятая часть всего бюджета страны. Буквально на днях в феврале 2016 года стало известно, что Роснефть планирует взять несколько кредитов у группы ВТБ на общую сумму 85 млрд рублей... Также из новостей февраля 2016 известно, что Газпромбанк предоставит «Роснефти» кредитную линию на 37,26 млрд руб. Об этом сообщает Reuters со ссылкой на сообщение госкомпании. Вопрос даже не в том, что новые кредиты могут браться на погашение старых. И даже дело не в том, что «менеджеры» не хотят работать - они просто не умеют. «Распиливать» бюджет - да, умеют, а вот реально работать - нет.

Власть делает странный вывод - заставлять работать руководство госкомпаний не будем, а передадим часть управленческих функций новым эффективным собственникам. Вывод странный, но еще страннее будет выглядеть, когда эти же самые «эффективные менеджеры» и поделят между собой продаваемые активы. То есть государство просто продаст за относительно небольшой разовый взнос прибыльный бизнес целиком (или его часть), который мог бы работать на благо страны еще много лет, принеся в бюджет страны в десятки больше средств, чем сейчас за него может быть получено.

Сейчас, конечно, не самое выгодное время для приватизации. Цены на самом «дне», и за акции инвесторы много платить не будут. С этим вроде как бы и соглашается министр экономического развития А.Улюкаев.

Государство планирует получить порядка 1 трлн рублей в российский бюджет. Точного списка компаний, попавших «под раздачу», пока нет. Кремль рассматривает сокращение доли государства в нефтяных компаниях «Роснефть» и «Башнефть», судоходной компании «Совкомфлот», РусГидро, РЖД, Аэрофлоте, алмазодобывающей «Алроса» и контролируемом государством банке ВТБ. Разговоры также шли о Сбербанке, а также о ряде других крупных компаний.

 

Путин В.В. обозначил ключевые моменты, которыми должно руководствоваться правительство при решении вопросов приватизации:

- Россия не должна потерять контроль над стратегическими предприятиями в результате продажи госактивов;

- приобретатели госактивов в рамках приватизации должны обладать либо собственными ресурсами, либо кредитными, но без участия госбанков;

- не должно быть продаж акций за бесценок, по «бросовой» цене;

- покупателями должны быть опытные инвесторы с готовой стратегией развития приобретаемого актива, они должны находиться в российской юрисдикции;

- до покупки активов не должны допускаться конкурирующие структуры.

 

Почему приватизацию можно назвать «странной»

Во-первых, как могли обойтись без причастности «отца русской приватизации № 1» Чубайса? Народ и партия Чубайс и приватизация едины. Вроде как мы говорим «Чубайс» - подразумеваем «приватизация». Говорим «приватизация» - подразумеваем «Чубайс»… А он что-то вроде как пока  в стороне… Но это шутки, конечно же.

 

Во-вторых, Президент сначала заявляет, что контроль государства над стратегическими предприятиями и акционерными обществами не должен быть потерян (что подразумевает наличие у государства контрольного пакета акций - сразу сделали выводы аналитики).

После слов Президента экспертами сразу был сделан однозначный вывод - значит, не будет приватизироваться Аэрофлот (у РФ в компании 51,17% капитала). В «Объединенной зерновой компании», которая значится в планах на приватизацию, у государства тоже 50% + 1 акция. Не будет приватизироваться «Сбербанк». Однако, как мы в дальнейшем увидим, эксперты с выводами поторопились.

Спустя несколько дней после озвучивания условия приватизации, а точнее - 8 февраля 2016 года Президент подписывает указ, в соответствии с которым долю государства в банке ВТБ разрешается снизить до 45%. Заходит уже речь и о продаже контрольного пакета акций «Башнефти».

Также ранее было заявлено, что покупатели должны находиться в российской юрисдикции, а  А.Улюкаев в самом начале февраля 2016 сообщил, что купить федеральное имущество уже предложено австрийскому бизнесу. Об этом стало известно по итогам встречи министра с вице-канцлером Австрии Рейнхольдом Миттерленером.

Можно предположить, что у государства сейчас нет единого мнения в отношении будущей приватизации, все решается в большой спешке. А там, где спешка, всегда ошибки.

Так полстраны китайцам продадут…

 

В-третьих, Президентом озвучены некоторые взаимоисключающие условия приватизации. Нет, они абсолютно правильные, но в реальных российских условиях это выглядит как условия тендера, победитель по которому известен заранее. Мы просто повторим слова Путина В.В., когда он озвучивал условия приватизации: «Конечно ... мы с вами знаем, что некоторые вещи друг другу противоречат…».

…???

Сразу же возникает вопрос - а кто сможет выполнить эти условия? Русские «олигархи» никогда не вкладывали в бизнес собственные средства. Особенности менталитета, что ли…

Понятно, что приватизация госактивов за государственный счет (за счет кредитов госбанков) государству ничего не даст. Бюджет не пополнится просто ничем. Это как из одного кармана в другой переложить. Нужны именно «внешние» влияния.

Контрольные пакеты не планируется продавать, иностранный капитал не допускается, кредиты от госбанков не допускаются, необходима готовая стратегия развития приобретаемого актива…

Просто кроме госбанков деньги есть только у самих олигархов… А кто может представить лучшую готовую стратегию развития приобретаемого актива? Тот, кто знает «кухню изнутри».

Реально можно высказать предположение, что приватизируют добывающие производства те, кто сейчас и является представителем крупного бизнеса и занимает управленческие должности в этих же компаниях. Что самое интересное - «олигархи» приватизируют госсобственность за государственный же счет, поскольку их личные финансы (немыслимые зарплаты и бонусы) - осуществляются за счет доходов госкомпании, то есть это то же самое народное достояние, по большому счету.

Либо на российский рынок пустят иностранный капитал - но это будет слишком уж явным подтверждением того, что власть говорит одно, а делает другое…

Продажа миноритарных пакетов акций населению вряд ли возможна, конечно, но полностью тоже не исключается. «Народное» IPO мы вроде проходили уже…

Вексельберг, Ротенберг, Тимченко, Греф, Костин, Михельсон, Миллер, Франк, Прохоров, Сечин, собственники Сургутнефтегаза (их кто-то знает вообще???) и люди подобного уровня - вот те фамилии, которые наверняка будут (или уже есть) в списке акционеров Башнефти, Роснефти, аэропорта Шереметьево, РЖД, Совкомфлота, Алросы, Сбербанка (хотя Сбер вряд ли сейчас отдадут), ВТБ…

 

В-четвертых, момент для приватизации выбран самый что ни на есть неудачный. Возможно, кто-то скажет - мол, в Фонде национального благосостояния и Резервном фонде денег мало, именно поэтому сейчас других вариантов нет. С другой стороны - кто виноват, что денег в этих фондах мало? И варианты на самом деле есть…

 

В-пятых, само понятие «государственная компания» в России означает не то, что в остальном мире. Как будто вотчину на кормление дали своему человеку. И приватизация крупной госкомпании или корпорации означает для «олигарха», что к нему в карман кто-то пытается залезть.

Возьмем РЖД. Вроде государственная компания. Однако это не помешало ей отменить пригородные электрички по всей стране. В итоге только после вмешательства президента страны электрички частично были возвращены. Реально до управленческих решений «государственных компаний» могут допустить человека на уровне не ниже Президента…

Так собака рулит хвостом, или хвост - собакой?

Ну, допустим, есть убыток от пригородных перевозок. Зачем государство компенсирует государственной компании упущенную выгоду? Зачем гонять деньги из кармана в карман?

На возврат электричек, конечно, подействовала и возможность народного бунта - жители станций, поселков и деревень были готовы перекрывать железные дороги; загнанным в угол «деревенским» сам черт не брат.

 

Есть и еще много нестыковок в этой темной приватизации. Государство в информационных вбросах специально напускает воды и тумана. В мутной водичке всегда хорошо рыбу ловить.

Скорее всего, в эшелонах власти идет нешуточная борьба за то, чтобы каждый, кто «при делах», мог урвать кусок пожирнее. Если у крупного чиновника не будет личного интереса по итогам приватизации - путем тихого саботажа все спустится на тормозах.

 

Судя по тому, что просачивается в СМИ, можно сделать следующие выводы:

- в правительстве нет общего понимания того, как осуществлять приватизацию крупного бизнеса.

Слишком много интересов разнонаправленных лоббистских групп приходится учесть одним решением. Поэтому либо все пересилит «высшее» решение, либо большая приватизация тихо-мирно заглохнет, и все взгляды обратятся на более беззащитные, но не менее лакомые куски - эффективно работающие относительно небольшие предприятия в регионах.

Приватизация крупного бизнеса для населения пройдет в принципе незаметно.

- однако будет более масштабная волна приватизации эффективно работающих предприятий в регионах. И вот тут возможны возмущения на местах.

Речь идет о таких, предприятиях, например, как Вологодский учебно-опытный молочный завод. Предприятие является материально-технической базой для качественного обучения студентов и стажировки научно-педагогических кадров Вологодской молочнохозяйственной академии имени Н.В. Верещагина. Кроме того, завод является обладателем свидетельства №1 на право пользования наименованием места происхождения товара «Вологодское масло». На долю предприятия приходится каждый второй килограмм масла, производимого в области.

Жители Вологды собрали более 10 тыс. подписей в поддержку запрета приватизации Вологодского учебно-опытного молочного завода.

Потому что вологжане хорошо знают, чем заканчивается подобная «приватизация». Слишком мало примеров успешной приватизации кто-то может вспомнить. В результате подобных действий ранее в 2010-2012 гг было полностью развалено птицеводство в Вологодской области - все действующие птицефермы области были пущены «под нож» в результате процедуры банкротства… То же было и в отношении свиноферм и т.д.

Аналогичные примеры можно привести по всей стране.

Маяковский о классовом враге

Схема и суть приватизации по-русски, в принципе, не поменялась с 90-х гг.

На приобретение бизнеса берется кредит (это обязательно - свои деньги вкладывать нельзя, а то вроде как братва не поймет).

Создается небольшой, а потом большой хаос в организации работы предприятия, начинаются определенные сбои в организации работы, но все еще более-менее хорошо.

Затем берутся кредиты на покрытие кассовых разрывов, или на пополнение оборотных средств, или на развитие/модернизацию.

Потом (если за гроши - подставным лицам или «своим») распродается имущество предприятия.

Потом берутся кредиты на реструктуризацию старых кредитов.

Потом банкротство.

Все полученные деньги, включая кредиты, оседают в карманах «эффективного собственника». Прибыль от операции в разы превышает заплаченную сумму за предприятие по результатам приватизации. Возвращается или нет кредит - тут все зависит от того, можно «кинуть» кредитора или нет. Мелкие контрагенты «кидаются» в 100% случаев.

По такой схеме были полностью развалены ВСЕ предприятия птицеводства в Вологодской области. Это бизнес такой просто, а не приватизация...

 

Противодействуют грядущей «средней и малой» приватизации регионы, и в ряде случаев профильные министерства. В регионах понимают, что новые собственники слишком недосягаемы (чересчур круты для региональной элиты), и все деньги пойдут из региональных бюджетов в федеральный бюджет или вообще в оффшоры. Работники предприятий опасаются, что через некоторое время их выставят на улицу.

 

В январе 2016 года было много слухов про возможную отставку главы Росимущества Ольги Дергуновой. Мы не знаем, было это намеренным «вбросом», попыткой психологического давления на г-жу Дергунову, или что-то еще. Однако факт остается фактом - именно при поддержке О.Дергуновой была отменена планируемая в 2015 году приватизация Вологодского учебно-опытного молочного завода. Кстати, в 2016 году при ее же поддержке вторично отменен планируемый на 17 февраля 2016 года аукциона по приватизации 100% акций вологодского ОАО «Учебно-опытный молочный завод».

В общем, кулуарная борьба в коридорах власти действительно идет.

Скорее всего, на должность главы Росимущества властью действительно планируется «свой» человек. Возможно, который будет иметь бОльший «вес» в среде крупного бизнеса. Тот, который четко и уверенно выполнит поставленную задачу, отбросив (на время?) в сторону все моральные принципы, не влезая в процесс приватизации со своим личным мнением.

 

Тем не менее Росимущество предлагает приватизировать вместо акций объекты недвижимости. А это более 1,2 тысячи объектов - здания, сооружения, корабли и другие объекты недвижимого имущества.

 

Мы уверены, что фамилии новых собственников госимущества власти уже известны. Если выразиться точнее, они были известны на момент вынесения решения о возможной приватизации. Грядущая приватизация осуществляется в интересах российского крупного бизнеса. В пользу т.н. «олигархов». И потребность бюджета в деньгах здесь не на первом месте. Речь идет о новом переделе собственности. И именно сейчас это позволит купить перспективный бизнес за гроши. За гроши для олигархов, конечно же.

Смысл приватизации также в том, чтобы раздать «своим» государственную собственность за небольшие деньги.

Бюджет получает недостающие деньги, свои же «эффективные менеджеры» остаются на своих местах, только становятся юридически уже не просто наемными сотрудниками, а акционерами. Именно они и лоббируют со своей стороны т.н. «приватизацию».

Возможно, что сейчас приватизация осуществляется с целью дальнейшей перепродажи обратно государству, но уже по завышенной цене, естественно (либо в случае возможного дальнейшего банкротства покупателя имущество будет вновь выставлено на торги). Если пустят НПФ до приватизационного куска - значит, именно эта схема и является основной.

Многое от населения по итогам приватизации, конечно же, будет скрыто. Бюджет получит однозначно меньше, чем должен был получить.

 

И хотя приватизация все равно будет «продавливаться», общественное объединение «Слово и Дело» предлагает:

- нужно провести полную ревизию доходов и расходов государственных компаний.

- не приватизировать перспективные «добывающие» компании. Государство вместо получения постоянной прибыли получит всего лишь разовые жалкие крохи. Ради разового латания дыр в бюджете государство отпилит сук, на котором сидит.

- вместо этого необходимо заменить неэффективных управленцев крупных компаний и корпораций на новые перспективные кадры. Такие люди есть, и их достаточно много. Даже если предложить зарплату, в 10-100 раз меньше существующей - желающих будет море.

- нужно урезать расходы на содержание управленческого аппарата госкомпаний и госкорпораций - там, где они превышают все мыслимые и немыслимые пределы.

- увеличить процент отчислений от прибыли госкомпаний в пользу государства. Усилить контроль за этим процессом.

- усилить персональную ответственность (материальную, административную, уголовную) топ-менеджеров госкомпаний и корпораций за достигнутые результаты в управлении компанией.

- бестолковые проекты вроде «Роснано» однозначно нужно выставлять на торги на продажу. Только кому нужна эта корпорация без государственной подпитки? Толку от данного проекта нет никакого, нужно это честно признать. Это не наука, а способ распила бюджета.

- необходимо минимизировать число выставляемых на торги значимых для региона предприятий.

- в тех случаях, когда приватизация предприятия действительно необходима - нужно обеспечить жесткий контроль за инвестором (новым собственником) в части соблюдения заранее согласованной стратегии развития компании (предприятия).

А вообще - нужно дать народу приватизировать власть... Хоть немного, хоть чуть-чуть. Чтобы иметь возможность как-то влиять на принимаемые решения.

 

Возможно, Вас заинтересуют следующие статьи:

"В России отменили выдачу свидетельств о праве собственности"

"Зачем Россия списывает долги другим странам?"

"Ошибки кадровой политики государства"

"Денег в бюджете нет, а облигации США купим. Зачем?"

"Как Россия отдала Норвегии территории Баренцева моря"

"Приватизация 2017 - 2019. Как продают Россию за бесценок"

"Что происходит сейчас с российской экономикой"

"Что происходит с экономикой, или Как власть ищет резервы"

Будьте в курсе последних новостей!

Подписчиков всего: 2847